Расписание семинаров

Нет событий

Такие разные

Под оберткой ""тренинг креативности"" сегодня можно найти содержимое четырех совершенно разных направлений:

  • a la ""актерское мастерство""
  • a la ""сам себе психолог и арт–терапевт""
  • a la ""аппликация и фотошоп""
  • и, наконец, a la ""решаем нестандартные бизнес–задачи""

В такой неопределенности нет ничего плохого – кроме самой неопределенности. Это тренинги для разных профессий, для разных возрастов, для разных задач. Младшим школьникам понравится одно, студентам – другое, дизайнерам и арт–директорам – третье, бизнесменам – четвертое… Выбирая тренинг, нужно понять, что находится под оберткой ""креативности"". По моему мнению, креативность не нужно смешивать с фотошопом, актерскими навыками или психологическим благополучием.

Понятие ""креативность"" происходит от слова ""create"" (создавать) – создавать новое. Этим новым может быть новый продукт, новое свойство, новое решение, новое направление – всё новое, для чего не существует инструкций по типу ""если нужно получить А, сделай Б"". Именно отсутствие стандартных инструкций и позволяет использовать термин ""креативность"". Креативность, как качество, присуща, в той или иной мере, любому человеку – и актеру, и психологу, и дизайнеру. Но говорить, что обучение актерским навыкам (как и любым стандартным навыкам в любой профессии) это и есть обучение навыкам креативности – это значит говорить неправду.

Бизнесмен, столкнувшегося с усилением конкуренции на рынке, в котором он работает, сталкивается тем самым с нестандартными бизнес–задачами – с креативными бизнес–задачами. На тренинге таким людям важно получить навыки решения нестандартных задач в бизнесе – то есть, своих насущных задач. Сегодня нестандартные решения нужны во многих профессиях, и, конечно, есть профессии, где они нужнее. Это маркетинг и PR, это реклама и управление, это каждодневная работа на любом рынке с быстро растущей конкуренцией. Все понимают это, но часто не знают – с чего начать?

Культура краткосрочного образования в России (в том числе – бизнес–образования) еще в зачаточном состоянии, причем как со стороны потребления, так и со стороны предложения. Потенциальные клиенты часто просто не знают, что такое обучение вообще возможно – или знают, но не доверяют предложению в принципе. Что же касается предложения, то обратимся снова к тренингам по поиску нестандартных решений в бизнесе (отбросив фотошоп, психологию и арт–терапию).

Мы увидим, что выбор у нас не очень богатый, но при этом – что примечательно – довольно разношерстный.

  • В некоторых случаях предлагается минимум теории и технологий (а иногда и полное их отсутствие), а упор делается на большой набор кейсов. Подразумевается, что любые собственные нестандартные задачи слушатели смогут впоследствии решить ""по аналогии"" с каким-то из разобранных кейсов. К предложениям разобрать задачу одного из слушателей ""тренер"" относится очень негативно – это и неудивительно, ведь реальных инструментов для решения у него нет.
  • Второй вариант – слушателям предлагается огромный массив теории плюс некоторое количество технологий поиска креативных решений, с тщательно подобранными учебными задачами. Предложения разобрать реальные задачи встречаются со сдержанным оптимизмом – технологии есть, решать можно, вот только предлагаемые технологии лучше всего подходят под специально подобранные задачи. Такая связка вызывает оптимизм и доверие слушателей. Но что будет, если попробовать решить ""случайную"" задачу – слушатели, привыкшие к гладким рафинированным решениям специально отобранных задач, скорее всего, ответят недоумением и разочарованностью.
    Таким подходам к обучению часто грешат, к примеру, преподаватели ТРИЗ (Теория Решения Изобретательских Задач), учебные задачи кочуют из учебника в учебник, из курса в курс, из тренинга в тренинг – начиная с книг основателя теории. Слабость предлагаемых технологий (в частности, явная слабость приемов ТРИЗ в секторе бизнес-задач, несмотря на хорошие успехи в технических задачах) часто прикрывается возражениями о ""недостаточном освоении теории"" – ""Вот прослушайте курс часов на 500, тогда и говорите, что работает, а что – нет""…
  • Третий вариант, на мой взгляд – наилучший – соотношение теории и практики (включая решение реальных задач слушателей) не больше, чем один к двум. При этом желательно избегать тенденциозности, утверждений типа ""мозговой штурм – это хорошо, а анализ по атрибутам – это плохо""… Здесь, видимо, придется извиниться за собственную тенденциозность по отношению к ТРИЗ – она базируется на большом собственном опыте, а также на личном знакомстве с несколькими ТРИЗовцами, которые пытались перейти от технических задач к бизнес-задачам и на личном знакомстве с несколькими бизнесменами, прослушавшими полноценный курс ТРИЗ.
    Главное, на мой взгляд, что может унести слушатель с тренинга креативности – это не простая и легкодостижимая уверенность (""я знаю крутой метод, я даже помню с чего там начинать…""), а реальное умение. Пусть даже получаемые решения не будут откровением, но будут реальным шагом к нестандартному решению – заметным, ведущим к цели, сделанным самостоятельно, освоенным.

И последнее, на чем хотелось бы остановиться, это несколько реплик по поводу востребованности тренингов креативности. Сегодня количество таких семинаров и тренингов в секторе краткосрочного бизнес-образования уступает лидерам в десятки раз. Насколько это закономерно?

Компания идет на масштабное обучение своих сотрудников в двух случаях – если дела идут хорошо и если дела идут плохо. В первом случае это делается ради развлечения или привлечения сотрудников (своеобразная премия без премии), ради упрочнения базы преимущества перед конкурентами, ради большей сплоченности и взаимопонимания в компании, и, наконец, ради следования зарождающейся моде – моде сильных компаний на тренинги. Во втором случае на тренинг смотрят, как на палочку-выручалочку (или как на соломинку для утопающего) – доля ""тренингов ради спасения"" напрямую зависит от напряженности конкуренции в определенном секторе рынка.

Во всех этих случаях предпочтение, естественно, отдается семинарам по определенным профессиям – по постановке работы различных отделов (продаж, бухгалтерии и т.д.), семинарам для менеджеров по продажам, семинарам для секретарей-референтов и т.п. Лидируют те профессии, на которые возлагаются наибольшие надежды или льются наибольшие потоки обвинений – то есть, те, которые непосредственно соприкасаются с товаром (его качеством и себестоимостью) и покупателем. У тренингов креативности, казалось бы, достаточно хорошие шансы в этой ситуации. Но проблема в том, что, во-первых, мало кто (даже среди тренеров :) понимает, что такое креативность. И во-вторых, слова ""более профессиональный сотрудник"" для большинства работодателей выглядят более привлекательно, чем слова ""более креативный сотрудник"" (последнее иногда больше пугает, чем привлекает).

Очевидно, что доля тренингов креативности в общем объеме бизнес-тренингов будет расти – вместе с обострением конкурентной борьбы. В первую очередь это затронет рекламный бизнес, креативность в маркетинге, в PR и, конечно, в менеджменте (главным образом, в управлении продажами). До остальных профессий эта тенденция, видимо, в ближайшие годы не докатится – здесь тренинги креативности останутся формой развлечения/поощрения и их доля год от года едва ли будет существенно меняться. Рост спроса на такие тренинги, скорее всего, заставит многих специалистов перестать рассматривать обучение как ""дополнительный заработок"" к заработку на постоянной работе или в секторе бизнес-консалтинга. Эта тенденция может компенсировать нехватку хороших тренеров креативности и обеспечит рост предложения, соответствующего спросу.

Алексей Бесчастнов,
Учебный центр ""ПРАГМАТИК""

"